Излучающие после себя свет…

Я не знала ничего о нем раньше, даже не слышала его фамилии среди тех, кто создавал нашу республику. Но теперь, когда буквально по крупицам собирала о нем материал, поняла, почему люди так его уважали и ценили, почему при воспоминании о нем так теплеют сердца тех, кто знал его при жизни, почему наполняются слезами глаза женщин и мужчин, когда вспоминают о его гибели… Он был НАСТОЯЩИМ, редким человеком, которые, уходя в иной мир, оставляют после себя свет… Он жил и погиб ради людей, ради тех, кто будет жить после…

До обидного коротки строчки его биографии, как коротка была и его жизнь на Земле. 54 года – не возраст, чтобы умереть…

Мотыль Вячеслав Васильевич. Родился 10 июля 1938 года. Работал на Тираспольском авторефрижераторном заводе. Был членом президиума ОСТК. Выполнял ответственные поручения. Ополченец. Погиб 20 июня 1992 года в Бендерах. Похоронен на аллее Славы кладбища «Дальнее» г.Тирасполь.

Всего несколько строк. Но за ними – полная событий, яркая жизнь…

photo6Мне не удалось найти его фотографий. Эта – единственная… Каким он был внешне и внутренне? Друзья вспоминают: коренастый, физически сильный, выносливый, всегда подтянутый, аккуратный. Его простая одежда всегда была безукоризненно выглажена. «С ним приятно было идти рядом,– говорит Людмила Ивановна Воронюк, хорошо его знавшая. Это признак культуры и хорошего вкуса. Всегда был в тени, незаметный, немногословный. Но когда говорил, все затихали. Человек чести и слова. Его не было видно, но он был везде. Он не любил много говорить, но мы знали, о чем он думает. Чрезвычайно скромный. Никогда, даже в самые трудные минуты, я не видела его подавленным, унылым. Он всегда излучал уверенность, надежность, оптимизм, мог поднять дух любому человеку. Слава был аккумулятором информации, идей. Чрезвычайно требовательный к себе и окружающим. Прекрасный специалист, увлеченный своим делом. Неприхотливый в еде, мог целыми днями работать, забыв о том, что не ел. Все силы отдавал порученному делу. Очень ответственный. Если не успевал сделать то, что обещал, извинится, но позже обязательно сделает.
Пропадал на работе сутками. Всем мог поделиться – человеком широкой души был. Любил технику, мог часами возиться со сломанной аппаратурой, пока не починит. Бесстрашный. В ополчении был разведчиком. Я не могу сказать, что он в чем-то был неправ. Он никогда не доказывал свою правоту, просто говорил уверенно, и все ему верили. Прекрасный друг, хранил тайны, ему можно было довериться полностью. Никогда не выдаст».

Когда Вячеслав Васильевич работал на Тираспольском предприятии «Тизар» слесарем, освоил еще токарный и фрезерный станки, хорошо разбирался в новейшем электронном оборудовании. Техника, его юношеское увлечение, стало его второй профессией. Уважали и любили Мотыля в коллективе, поэтому в тревожном 1989-м единодушно избрали председателем СТК. Когда в Молдавии поднялась волна национализма, Вячеслав Васильевич целиком и полностью включается в деятельность забасткома ОСТК. Когда из-за дефицита бумаги возникли проблемы с печатанием бюллетеня «Бастующий Тирасполь», в котором освещалась борьба приднестровцев за свои права, и который люди зачитывали до дыр, передавая из рук в руки, достать бумагу для издания поручили Вячеславу Васильевичу. Никто даже не сомневался, что он с ним справится. Из далекой Карелии он доставил ценный груз, да еще просветил карельцев, рассказав, что у нас происходит.

Весной 92-го, когда начались боевые действия в районе Дубоссар, Вячеслав принимает решение встать на защиту своей земли и народа. Командование доверило ему важнейший участок работы – обеспечение связью районов боевых действий. Кроме этого, он собирал разведданные для наших воинских формирований.

Вячеслав Васильевич сначала работал один в помещении Дома Советов, на четвертом этаже. Комната была завалена аппаратурой, которую надо было отремонтировать и передать ополченцам. Иногда домой некогда было вырваться. Спал тут же, на диванчике.

Позже ему в помощники прислали Вячеслава Николаевича Деньгина.
Он вспоминает: «Мы познакомились со Славой в 91-м году. Я был инструктором-спасателем в ТСО и неплохо знал радиодело. Ему нужен был помощник. Еще службы связи не было, только формировалась. Мы ездили по всей республике, всеми правдами и неправдами добывали радиостанции, приводили их в порядок и
обеспечивали наших ребят. Радиостанций необходимо было очень много, практически для каждого блокпоста по всей республике. Поэтому работы было невпроворот.
Мы сутками без сна и отдыха чинили аппаратуру. Благодаря Славе передачи радио
Приднестровья стали выходить в эфир (До этого вещали только по проводам – ред.).

Слава был ЧЕЛОВЕЧИЩЕМ. Искренний, честный, бесконечно добрый. Отзывался на чужую беду мгновенно. В 86-ом у меня родилась дочка и в два годика перестала ходить. Несмотря на занятость, Слава организовал сбор денег на ее лечение.

Когда он погиб, не хотелось в это верить… Боль была невыносимая… Все помню, как в тумане, такое было потрясение…».

Позже к Мотылю и Деньгину присоединился третий специалист – военный связист Рашат Зинурович Шакиров.

– Со Славой мы были друзьями. Не раз ходили друг к другу в гости. На работе, кроме обеспечения связи руководства республики, мы еще занимались радиоразведкой, радиоперехватами противника. – вспоминает он. – Нам удалось предотвратить ряд диверсий, которые готовились воинскими формированиями Молдовы. Слава обладал мощнейшими организаторскими способностями, напрямую общался с Президентом, решая вопросы обеспечения связью различных структур. Со Славой работать было одно удовольствие. По характеру он был человек легкий, с замечательным чувством юмора. Прекрасный специалист, очень пробивной. Мог достать из-под земли необходимое для республики. Полностью отдавался работе, не считаясь с усталостью. Абсолютно бесстрашный, храбрый. Как-то раз нам поручили вывезти Манойлова из Дубоссар. Мы поехали в Дубоссары, Манойлова посадили сзади, а сами сели впереди. Слава всегда сам был за рулем.
Ничего не боялся. Поэтому и погиб от пули. В Бендерах 20 июня выезжал из города и был обстрелян. Пуля раздробила ему позвоночник. Он умер в больнице на следующий день после ранения.

Олег Иванович Федосеев знал Вячеслава Мотыля с осени 91-го, когда начали создаваться рабочие отряды содействия милиции – РОСМ.

– Добродушный человек был, открытой души, требовательный. Себя не жалел, но и с подчиненных требовал по полной. Был неброский, себя никогда не выпячивал, – вспоминает он о Вячеславе Васильевиче. – Мы ездили вместе с добровольцами в Гагаузию, чтоб поддержать наших братьев. Он попал там в плен, но не дрогнул, не испугался.
Только теперь, спустя годы, можешь оценить, с каким необыкновенным человеком был знаком, работал бок о бок…Такие не умирают… Они излучают свет и после смерти…

Посмертно Вячеслав Васильевич Мотыль награжден орденом «За личное мужество».
А. ОВСЕЙЧИК